escapistus (escapistus) wrote,
escapistus
escapistus

Categories:

6 июля, день "М". Как драпала 11-я армия.



Бить врага по-кутузовски!

Завтра исполняется 76 лет сразу двум событиям. Одному состоявшемуся и одному, слава Богу, так и не состоявшемуся. 6 июля 1941 года не состоялось начало советского вторжения в Европу. Не состоялся план "Гроза", ради которого одного в СССР были проведены индустриализация и коллективизация, которые правильнее объединить в одно понятие - запредельная милитаризация Красной империи.

В топку планов по "освобождению мирового пролетариата". были брошены десятки миллионов человеческих жизней и безнадежно изломанных судеб. И еще десятки миллионов жертв добавились в результате этого коварного замысла большевиков. Переросшего, благодаря их общим усилиям с их английскими "партнерами" в т.н. "Великую Отечественную" войну. Каковому эпическому провалу нам сейчас предложено поклоняться, как какой-то святыне.

В общей сложности, большевизм унес около 70-80 млн. человеческих жизней. Сгинувших в году Гражданской войны, межвоенных репрессий и около 50 млн., погибших от разных причин в годы ВМВ. Включая истребленных после войны инвалидов той войны, преступление, вообще, не имеющее аналогов в истории! Или объясните мне, наконец, куда летом 1949 года могли бесследно исчезнуть сразу около 10 млн. калек. Предложите мне уже какую-нибудь правдоподобную версию.

.
Дату 6 июля 1941 года, как предположительную дату начала советского нападения на гитлеровскую Германию, предложил мой Учитель профессиональный военный разведчик Владимир Богданович Резун, известный под псевдонимом Виктор Суворов. Полагаю, ему, как узкопрофильному специалисту, лучше знать, когда Красная армия обрела бы полную готовность к внезапному нападению.

Однако два других неглупых человека, но все-таки гражданских историка, Марк Солонин и Михаил Мельтюхов, полают, что Красной армии понадобилось бы еще с десяток дней, чтобы окончательно налиться полной силой и "так вдарить по врагу!...". И, таким образом, они относят предположительную дату начала советского вторжения по плану "Гроза" на 15 июля того же года. Не берусь судить, кто из них прав, но в главном все умные люди едины - летом 1941 года Сталин собирался напасть на Гитлера, и это совершенно очевидно. А уж вы для себя сами решайте, плохо это или хорошо. Только давайте уже определитесь со своими дедами. Пора бы уж.

Это - что касается так и не состоявшегося 6 июля события. Зато было много состоявшихся, и одно из них, по-моему, особенно яркое, и выделяется даже на общем фоне того панического бегства красных летом 1941 года. Это событие - воистину, лихое "отступление" 11-й армии генерал-лейтенанта Морозова, стоявшей в первом наступательном эшелоне большевиков в Литве, под Каунасом. Армия должна была ломать укрепления Кёнигсберга, возможно, самого укрепленного города мира, и потому была усилена со всех точек зрения: имела многочисленный личный состав, была сверх всякой меры вооружена самым тяжелым оружием, включая танки КВ, а во главе ее стоял аж целый генерал-лейтенант, сталинский выдвиженец. Один из того много численного племени предвоенных генерал-лейтенантов и генерал-полковников, которые так и не стали "маршалами Победы", уступив это место своим вчерашним подчиненным, и оставшихся к концу войны, по причине своей полной бездарности, в лучшем случае, в прежних званиях.

Вот, один из этой славной плеяды сталинских полководцев и совершил в начале войны свой блестящий кутузовский маневр по отходу в глубину своей территории и заманиванию противника в Москву. Многие тогда отличились на том же поприще, и врага к Москве таки заманили, но то, что удалось сделать в этом отношении полководцу Морозову, выше всяких похвал! Имя тому рекордному забегу на сверхдлинные дистанции - энтузиазм!  Иначе и не назовешь. Внезапно и таинственно исчезнувшую непонятно куда армию верного ученика Кутузова полководца Морозова искала жуковская авиация. Искала долго и безуспешно. Потому что искала не там. Потому что начальник Генерального штаба и все его помощники крайне неверно представляли себе морозовские способности, морозовскую стремительность, морозовский энтузиазм. И все его непревзойденные качества в деле бегства от несуществующего противника, наступавшего в это же самое время куда медленнее (это все врут, что немцы наступали стремительно, они в стремительности ничего не понимали) и на совсем других, расходящихся, направлениях, одно - на Ленинград, другое - на Смоленск. Морозов же энергично "отступал" аккурат между ними, по линии южнее Пскова, но севернее Полоцка. Поэтому красная авиация могла искать там армию-потеряшку вполне свободно, немцы туда даже не залетали.

За первые две недели немецкого блицкрига эта бодрая армия энтузиастов заманивания и отступления прошла большой путь. Большой во всех отношениях. Угу, путь длиной в 450 км от государственной границы по прямой. То есть, армия делала более 30 км в день. То есть, безостановочно шла налегке. Буквально, неудержимо перла вперед, на Москву!  А они ведь, небось, еще и петляли, как зайцы, путая следы. Вернее, этот путь к 6 июля победно завершил один только штаб прославленной армии, сумевший надежно оторваться не только от преследовавших его призраков, но и от всей собственной армии. Каковое выдающееся достижение и закрепил торжественным приказом "по армии". Каковой шедевр полководческой мысли будет приведен ниже.

Саму же армию, вернее, ее остатки, жуковская авиация обнаружила несколько западнее. Без командиров, без техники и даже без личного оружия, а то, оно тяжелое и стремительности только мешает. Без боеприпасов, без жратвы, сильно помятых и давно не бритых. Столь счастливо нашедшиеся, наконец, потеряшки обрадовались, как дети - теперь им дадут пожрать. Дали им и пожрать, дали им и новых командиров. Бог весть, о чем подумали бойцы в те минуты. Ах, как славно мы отступали! Может быть, не стоило попадаться красным авиаторам на глаза? А тем более, зазывно махать им руками, как робинзоны? Может быть, правы оказались те, кто давно отстал от этого стремительного марш-броска в глубину своей родины? Кто растворился на ее бескрайних просторах. Не знаю, не берусь судить.

Вот, как воспет сей кутузовский маневр на страницах книги Марка Солонина "23 июня. День "М". Кстати, откуда такое странное название? А дело все в том, что открытая мобилизация (день "М"), то есть, война, в СССР была объявлена лишь 23 июня 1941 года. Почему так? А я же уже рассказывал, чем занимался Сталин до самого позднего вечера 22 июня - он изо всех сил старался не воевать с Гитлером. И другим не давал. А разрешил всем начинать защищать родину лишь в начале десятого вечера. А на следующее утро в Совке была объявлена открытая мобилизация.

Открытая - потому что скрытая проводилась, начиная с 1 сентября 1939 года, когда Верховный Совет СССР вдруг собрался на внеочередное свое сборище, чтобы принять на нем новый закон - "О всеобщей воинской обязанности". По этому закону за менее чем два года, к 22 июня 1941 года Красная армия постепенно и незаметно разбухла с менее миллиона до 5,5 млн. человек в мирное время. Из каковых миллионов почти все каким-то непонятным образом оказались в июне 1941 года возле западных границ СССР, уж не знаю, для чего. Если родину защищать им потом, все равно, целый день не давали.  Наверное, для чего-то еще они там скопились.

День 1 сентября 1939 года - очень удобный. Во-первых, всем во всем мире элементарно не до заседания советского парламента - Гитлер внезапно начал войну против Польши, а во-вторых, это нападение на Польшу само по себе является хорошей отмазкой от обвинений в неоправданной милитаризации. Остается только понять, как так Сталин угадал этот день? Впрочем, Чурчхела был известный гений.

А про славный поход 11-й армии генерала Морозова У солонина написано так.

Самый первый (из известных мне, не исключаю, что есть и более ранние образцы) текст подобного содержания был написан 6 июля 1941 г. Это приказ № 2 войскам 11-й Армии (Северо-Западный фронт). Документ подписали все три члена Военного совета армии (командующий войсками армии генерал-лейтенант Морозов, начальник штаба армии генерал-майор Шлемин, ЧВС бригадный комиссар Зуев). В соответствии с установленным в Красной Армии порядком оформления приказов после даты (6 июля 1941 г.) было указано место, где находится штаб 11-й Армии. Место это – Идрица, посёлок и железнодорожная станция на юге Псковской области, примерно в 80 км к северу от белорусского Полоцка. Строго говоря, этим уже сказано ВСЁ. На 15-й день войны штаб 11-й Армии оказался на расстоянии в 450 км по прямой от государственной границы. Отойти на такое расстояние за 15 дней невозможно. Можно отбежать, но и это крайне утомительно – если только не бросить все мешающие марафонскому забегу тяжёлые предметы (винтовки, гранаты, пулемёты, миномёты, пушки…).

Подробный анализ обстоятельств и хронологии разгрома Северо-Западного фронта выходит за рамки нашей книги. Ограничимся лишь очень кратким цитированием монографии «1941 год – уроки и выводы», изданной в 1992 г. группой военных историков генерального штаба тогда ещё Объединённых Вооружённых сил СНГ:

«…26 июня положение отходивших войск резко ухудшилось… 11-я Армия потеряла до 75% техники и до 60% личного состава. Её командующий генерал-лейтенант В. И. Морозов упрекал командующего фронтом генерал-полковника Ф. И. Кузнецова в бездействии… в Военном совете фронта посчитали, что Морозов не мог докладывать в такой грубой форме, при этом Ф. И. Кузнецов сделал ошибочный вывод, что штаб армии вместе с В. И. Морозовым попал в плен и работает под диктовку врага… Среди командования возникли раздоры…»

В тот же самый день, 26 июня 1941 г., в районе Даугавпилса сдался в плен начальник Оперативного управления штаба Северо-Западного фронта генерал-майор Трухин (в дальнейшем Трухин активно сотрудничал с немцами, возглавил штаб власовской «армии» и закончил свою жизнь на виселице 1 августа 1946 года). (20, стр. 164) Остатки 11-й Армии и её штаб искала разведывательная авиация. Не немецкая авиация – наша. 30 июня поиски увенчались некоторым успехом. В этот день из Москвы в адрес командующего С-З.ф. ушла телеграмма, подписанная Г. К. Жуковым: «В районеcmДовгилишки, Колтыняны, леса западнее Свенцяны найдена 11-я Армия Северо-Западного фронта, отходящая из района Каунас. Армия не имеет горючего, снарядов, продфуража. Армия не знает обстановки и что ей делать…» Другими словами, остатки армии находились в 150 – 200 км от границы, но ещё в 100 км западнее Даугавы (Западной Двины). На восток к Полоцку и Идрице, через Даугаву смог переправиться практически один только штаб 11-й Армии. К такому выводу можно прийти на основании доклада, который 4 июля 1941 г. направил в Москву новый начальник штаба С-З.ф. генерал– лейтенант Н. Ватутин (прежний начштаба Клёнов был арестован и в октябре 1941 г. расстрелян). Ватутин доложил Жукову полный перечень частей и соединений фронта, которые он смог обнаружить.

В многостраничном донесении указаны даже те дивизии, от которых остались только номер, боевое знамя и полтысячи бойцов с парой пушек. По поводу 11-й Армии сказано дословно следующее: «По 11-й Армии (16-й стрелковый корпус, 29-й стрелковый корпус, 179-я и 184-я стрелковые дивизии, 5, 33, 128, 188, 126, 23-я стрелковые дивизии, 84-я моторизованная дивизия, 2-я танковая дивизия, 5-я танковая дивизия, 10-я артбригада противотанковой обороны, 429-й гаубичный артиллерийский полк, 4-й и 30-й понтонные полки) сведений нет»

Всё это можно свести к двум коротким словам: «полный разгром». И вот 6 июля 1941 г. командующий этой разгромленной армией издаёт такой приказ:

«I. Войска армии закончили выполнение большой и ответственной задачи по выходу из окружения противника и сосредоточиваются за линией наших войск в новых районах. С первого дня войны личный состав армии показал беззаветную преданность нашей великой советской Родине и Коммунистической партии. Все наши соединения и части с мужеством и стойкостью отбивали вероломное нападение врага, нанося ему громаднейшие потери. Многие наши подразделения не растерялись и с честью выполняли свои задачи, находясь в окружении превосходящего противника. Части армии в первых боях добились того, что враг в последующие дни с осторожностью и опаской следовал за отходившими нашими частями. (Подчёркнуто мной. – М.С.).

II. ПРИКАЗЫВАЮ:

а) Широко разъяснить всему командному, начальствующему, красноармейскому составу обстановку и условия выхода армии из окружения. Широко разъяснить всем бойцам и командирам, что части армии за весь период боевых действий под напором врага отступали только при неожиданном нападении 22 июня сего года. Ни в одном из последующих боёв, которые вели части армии с превосходящими силами врага, последний не добился успеха. Мы отходили в силу создавшейся общей обстановки» .

Вот так вот. Не беспорядочное отступление в темпе форсированного марша (по 25 км в день), не потеря боевой техники и массовое дезертирство (чем ещё можно объяснить потерю «60% личного состава отходивших войск» на 5-й день отступления и почти полное отсутствие личного состава на 13-й день этого странного «отхода»?) создали на фронте в Прибалтике вполне определённую «обстановку», а сама собой создавшаяся «общая обстановка» объявлена первопричиной всех бед. При всём при этом понять логику генерала Морозова можно – война ещё только начиналась, и он хотел подбодрить немногих оставшихся в строю бойцов. Приказ № 2 – это, по сути дела, документ военной пропаганды, каковая по определению не имеет права быть правдивой. И с этой точки зрения становится уместной даже совершенно фарсовая фраза про противника, который с «осторожностью и опаской» крался за бегущей в силу «создавшейся обстановки» Красной Армией.

Что товарищ Сталин сделал за это со своим выдающимся полководцем Морозовым - Кутузовым? Ничего не сделал. Он же не был врагом народа, а, напротив, врагов всегда тщательно выявлял. Морозов даже в звании понижен не был. Но и повышен тоже не был никогда. После войны молодежь воспитывал, объяснял ей, какая она недостойная. Своих великих предков. В его, живой легенды, лице, например. И всяк мартыш нынче имеет право поклоняться этому божку. В настоящий момент каждый. Имеет свое право. Ну, и следующий отрывок из той же книги Солонина.

Генерала Морозова понять можно. Гораздо труднее понять маршала Г. К. Жукова, когда он в совершенно мирной обстановке, через десятки лет после завершения войны, размышляя в своих воспоминаниях о причинах «временных неудач», решил пожаловаться на противника:

«Ни нарком обороны, ни я, ни мои предшественники Б. М. Шапошников и К. А. Мерецков, ни руководящий состав Генерального штаба не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу бронетанковых и моторизованных войск и бросит их в первый же день мощными компактными группировками на всех стратегических направлениях с целью нанесения сокрушительных рассекающих ударов» . (15, стр. 282)

Обратите внимание на то, как построена фраза. Маршал Жуков прекрасно понимает вею абсурдность и лживость этих слов и поэтому немедленно записывает к себе в соавторы давно ушедших в лучший мир маршалов Тимошенко, Шапошникова, Мерецкова, а под конец – и весь «руководящий состав Генерального штаба» чохом (т.е. Ватутина, Василевского и других). Что же так удивило Великого Маршала Победы? Вы не ожидали, что противник создаст мощные ударные группировки на выгодных для него (а не для вас) стратегических направлениях? Вы не рассчитывали, что противник постарается нанести «сокрушительные рассекающие удары»? А чего ж тогда вы ждали? Ласкового похлопывания по попе? Того, что немцы соберут по роте выздоравливающих от каждого армейского госпиталя и пошлют их реденькой цепочкой прямиком в болота Полесья? И откуда же взялись такие благостные ожидания?

Tags: Марк Солонин, Резун, большевизм, история, нацисты vs коммунисты, нет оправдания, страна-агрессор, уссыси, что-то "Великое Отечественное"
Subscribe

Posts from This Journal “Марк Солонин” Tag

promo escapistus march 30, 2013 21:47 134
Buy for 10 tokens
Однажды академик Петр Капица принимал у студентов физфака МГУ сложный экзамен. Войдя в аудиторию, он объявил, что на этот раз билеты тащить не будем, а будем все отвечать на один единственный вопрос. Можно пользоваться справочниками, учебниками, чем угодно, искать ответ всем курсом, даже…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments