Кто вывел французов в 1812, или Почему эта страна всегда рушится только изнутри


.
.
Причин тому ровно две:

1. Потому что никто и никогда не собирался рушить ее извне - такой заинтересованности ни у кого никогда не было. Как и интереса в захвате этих тяжелых ненужных территорий, от которых нет никакого проку, а освоение их слишком дорого обходится. Невыгодно. Овчинка выделки не стоит. Или покажите мне таких желающих в истории.

2. Потому что эта страна всегда, со времен "Владимиро-Суздальского княжества" и Московского царства, отвратительно устроена, и потому регулярно становится не нужна большинству собственного населения. Эта страна способна держаться на ногах лишь в условиях успешной внешней агрессии. Тогда она обретает, хоть и дурные, но все-таки смыслы своего существования для чрезвычайно распространенного здесь типа ушлёпков. Когда внешних военных успехов нет, все сразу начинают видеть полную бессмысленность своей страны-урода и всего своего существования.


Поэтому Россия всегда вела агрессивные войны, и сейчас снова нашла выход в очередной - против Украины, Восточной Европы и, возможно, Турции. Не говоря о Сирии. Нападающей стороной тоже всегда была Россия (см. п.1), даже когда вторжение начинали иностранцы. Так было в 1812, 1914 и 1941 годах. Все остальные свои бесчисленные войны Россия просто откровенно начинала сама. Кстати, даже в 1812 году формально тоже напала Россия. Иначе, упершийся Наполеон никак не хотел переходить от обороны к наступлению в глубину этой, на фиг никому не нужной, в том числе, и ему, территории. А план Бернадотта предусматривал именно заманивание, по-другому бить французов у русских всегда была кишка тонка, всякий раз в грызло получали, в каждом сражении. И порой очень сильно.

В 1914 году кайзеру Вильгельму тоже ничего не оставалось, как только попробовать ударить первым. Но не сильно, не больно и не слишком обидно. Чтобы не загнать российского самодержца в угол, и дать ему возможность с честью выпутаться из созданной им же ситуации. После чего еще раз попробовать склонить горделивого придурка Николая Кровавого, уже закусившего удила, к прекращению военных приготовлений и развязыванию большой войны в Европе. Кто не верит в наши, "пятоколонные", измышления, тот может получить все справки у патриотичнейшего специсторика Николая Старикова в его книге, в том числе, и о причинах Первой мировой войны "Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов".. Каковому первооткрывателю очень и очень многого оглушающе-ошеломительного спецслужбы России со всей дури и весьма охотно предоставляют самые секретные, нигде и никогда ранее не публиковавшиеся, документы из истории этой поразительно агрессивной страны. А он их публикует в своих книгах.

Вернее, публиковал. Теперь до всей этой дубо-патриотичной компании недоумков, похоже, дошло, что они натворили, столь безответственно и взахлеб рассказывая правду об этой стране. Яростно обличали англичан, а попутно выдали самые грязные тайны их главных подельников и пособников - государства Российского. И даже случайно отмазали Гитлера, кардинально перевернув все традиционные представления о нем, как о злодее. До Старикова мне и в голову не приходило, что Гитлер может быть в чем-то прав, а тем более, что он сам - жертва. Это Стариков впервые навел меня на такое нестандартное течение мысли, от которого все бедолаги теперь в шоке, и задал ей столь неожиданное направление в книге с характернейшим названием "Кто заставил Гитлера напасть на Сталина? Роковая ошибка Гитлера". За одно только подобное название книги нынче можно смело привлекать автора по статье "оправдание нацизма". Даже не вдаваясь в удивительное внутреннее содержание оного труда.

Заставили его! Понимаете? Не виноватая он, он не сам пришел..Раньше, вслед за Учителем своим незабвенным Владимиром Богдановичем Резуном (Виктором Суворовым), я наивно считал, что только сам Сталин и заставил, больше некому. Оказалось, есть! Ошибка это была, понимаете! Роковая ошибка Гитлера. А вовсе не его злой умысел, как это нам втолковывалрсь десятилетиями. И все это Стариков весьма убедительно и наглядно доказал. До откровений Старикова я знал только, что большевики сами накликали на себя ужасную войну с Третьим Рейхом. Просто не оставив немцам другого выхода, кроме как бить первыми. И что Германия была лишь вынуждена защищаться от изготовившейся к броску красной напасти. Но не знал, что Гитлер, вообще, не был хищником по природе своей, желал лишь торжества справедливости, и даже хотел дружить со всеми подряд. Кроме Франции. Но и ее был готов простить на определенных условиях. И ведь, в натуре, простил! Как еще назвать это великодушие после мгновенного разгрома?

Осознав, что наболтали слишком много, что сдуру породили в обществе очень нехорошие тенденции и совсем уж не нужные течения мысли, совместный литературно-гэбэшный проект прикрыли. Заставь дураков Богу молиться... И знаменитый специсторик ныне совсем перестал нас радовать своими дивными откровениями и историческими открытиями первой величины, Исключительно на злобу дня теперь патриотизмы пишет, не вдаваясь в темное прошлое этой негодяйской страны, Так оно всем спокойнее. Без столь капитального ремонта пересмотра истории этой страны. В которую, как выясняется, лучше, вообще, не влезать и ничего в ней не трогать.

А жаль, это был потрясающий источник нашей тайной неприглядной биографии. Тем более ценный, что данные о наших исторических преступлениях исходили прямо из сердцевины патриотических,  и даже имперских, кругов, из их самых  секретных архивов. Можно сказать, парни уже чистуху писали. Но откуда-то сверху раздался окрик. Не исключено, что кого-то из моих давних и преданных читателей. Давно я творчество Николая Викторовича по косточкам разбираю. Давно показываю, что из его удивительных открытий порой внезапно следует. Какие потрясения основ. Впору мне садиться за книгу воспоминаний и личных впечатлений. Угу, об этой яркой комете, стремительно промчавшейся по нашему небосклону, и на мгновение высветившей всех скелетов в наших  самыхукромных шкафах. Пока придумал только оригинальное название: "Николай. Прерванный полет".

Это еще счастье, что Николай Викторович и весь их историко-патриотический спецотдел глубже декабристов ничего не копали. Не успели. Например, про 1812 год. А то, из одного только перечисления ими всех английских козней и случаев подкупа местного населения перед нами предстало бы настолько масштабное полотно всеобщего народного восстания против собственной страны на стороне французов-освободителей, что насмарку пошли бы все усилия имперских историков за последние 200 лет. Эти придурки вытащили бы на свет столько совсекретных документов, что поникли бы пред их ослепительным блеском даже усилия очередного нашего гада Понасенкова, отнюдь не патриотического исследователя данного вопроса. И бился бы он головой ап стенку из зависти к тем, у кого есть такой шикарный доступ к документам про "дубину народной войны". и подлинную картину тогдашнего поведения крестьян.

Стариков и Со. круче и нагляднее всех доказали бы на основании абсолютно секретных прежде документов, насколько народ российский ненавидел "свою" страну. Как дружно желал ей военного поражения, как жаждал своего освобождения Наполеоном из крепостного рабства. И как потому помогал ему везде, где ступала нога европейской армии-освободительницы. А потом помогал ей из этого русского капкана выбраться, прибиваясь к уходящим французским войскам. Никогда вы не задумывались, как гигантской, при этом совершенно раздетой, армии удавалось целых два морозных месяца, с конца октября по самый конец декабря, как-то ковылять до самой Польши? Вот, ты сколько можешь не жрать, сколько протянешь? А на холоде?

Как же им так удалось не передохнуть от голода и холода уже через, максимум, неделю на, действительно, абсолютно разоренной ими прежде Старой Смоленской дороге? А если и не настолько разоренной, как принято считать, то, все равно, хватило бы в них провианта для такой оравы? Ведь цифры отступления таковы. Около 40 000 солдат Великой армии вышли из России единым строем, как организованная армия. Около 130 000 покинули ее, как разрозненные группы дезертиров. И около 60 000 были укрыты русскими крестьянами, горожанами - и даже дворянами! - сочувствующими своим незадачливым освободителям. Как говорится, "авантюра не удалась, за попытку спасибо". Так уж русские люди, со своей склонностью к мифотворчеству, восприняли французское нашествие, что те их специально идут освобождать.

С последними (спрятанными) все ясно, их русский народ выходил на месте. Впоследствии кто-то из них прижился да так и остался на месте. В Смоленской области по сей день стоит село, жители которого до сих пор пробавляются уникальнейшей для России специальностью - профессиональным разведением съедобных лягушек на продажу. Их, на французский лад, окрестные жители называют жаблёрами. Большинство же бывших "шаромыжников" (от обращения к русским "мон шер ами"), получив в дорогу харчи, а иные и нежные поцелуи пополам с горькими слезами, начали, понятно, просачиваться обратно, под теплое солнышко своей родины и подальше от этих неприветливых мест, в которые их за каким-то хреном затащил их загадочно поглупевший император. Как пробираться по России, их, надо полагать, тоже научили.

А как же два зимних месяца топали остальные 170 000 бедолаг, если жрать им было решительно нечего? Вернее, топало их сначала еще больше, потери в сражениях с русскими не зашкаливали - 200 000 убитых за все время и почти столько же пленных., а вошло их в Россию 600 000. Это дотопали обратно до Европы 170 000 из примерно 200 000 изначально начавших отступление из Москвы, но не погибших и не пленных. Итого, около 30 000 - 40 000 небоевых потерь - умерли в пути. Сиречь 15 - 20% от всех отступавших. А остальные-то дошли! Ага, в этих-то вот условиях.



Так все это изобразил патриотски настроенный художник Илларион Прянишников в 1874 г.,то есть, 60 с лишним лет спустя. Когда уже была сочинена красивая лубочная байка про всенародное сопротивление и "дубину народной войны".. Мужики ведут куда-то зачем-то захваченных ими на досуге в плен французов. Не иначе, в свою деревню, щас кормить станут несчастных. Барин ведь их только за этим в лес и посылал. А холодрыга - аж жуть! Как голодные шаромыжники на ногах-то до сих пор держатся, непонятно. А вам, что же, неужели, понятно?

Как так? Топали ведь, преимущественно, по той самой разоренной Смоленке, с которой лучше было не сходить. Ни по пути в Москву, ни, тем более, обратно - русская армия, как известно  кралась параллельным курсом, не рискуя вступить в сражение даже с обессилившим французом. Только тупое мужичье и рисковало нарваться. А вокруг шныряли лютые казачьи разъезды да лихие гусарские партизаны. Да досужие бездельники-крестьяне. Если верить официальной имперской истории. Как же им удалось столько протопать по холоду без провианта? Два месяца, как никак. И 170 000 из двухсот благополучно таки дошли. То есть, как ни крути, а кормовую базу имели достаточную для подобного марш-броска.

Нет, не задумывался ты, как все это оказалось возможно? Это потому, что тебя никто никогда не задумывал. А сам ты - не горазд. Учишь вас, учишь... А я, известный клеветник на наш великий народ, с высоты недавно полученных знаний о том, что там приблизительно происходило на самом деле, рискну выдвинуть одно предположение. По-моему, одно-единственное, способное внятно объяснить, как французам в таких условиях удалось добраться обратно до границ России, да еще в таком количестве - не менее 80% покинувших Москву
в самом конце октября. Им помогали.

Кто помогал? Ну, тут у нас богатый выбор. Жители разоренных и сожженных сел на Старой Смоленской дороге, включая благодарных местных помещиков. Местные же священнослужители, благодарные за отношение французов к их храмам. Кравшиеся невдалеке казаки атамана Платова, гарцевавшие поодоль гусары Дениса Давыдова, топавшие гурьбой пехотинцы Кутузова, ехавшие артиллеристы Ермолова и скакавшие кавалеристы Великого князя Константина Павловича, этот еще с Аустерлица затаил испытывал особые чувства. Плюс обоз. Выбирайте, кто из них вам больше нравится. Мне - никто. Поэтому я выдвигаю другую версию, гнусную и, как всегда, поклёпную.

Со всех сторон бескрайней России, даже из самых дальних от места действия уголков, стекались к Смоленской дороге русские люди. Беглые крестьяне. Снимались, небось, целыми селами. Наверняка, предварительно люто расправлялись со своими помещиками и их приспешниками. Оно и выигрыш во времени дает - не скоро власти в городе узнают, что целое село снялось с места, некому про то доложить. По дороге захватывали другие села, поднимали и тамошний народ на бунт да в бега, благо, ничего сложного. Раз сам Бог с Пресвятой Заступницей привели, наконец, такое счастье по слезным молитвам нашим - добрых чужеземцев и их храбрую христьянскую армию-ослобонительницу.

А во главе ее - лыцарь в сияющих доспехах на белом коне в огненной сбруе Буанапартий Парыжской, Самим, значить, Архистратигом Воинства Небесного на Русь несчастную посланный для избавления ее от гнета господского. Красавец-богатырь, каких свет не видовал. Собою статен, как любимая фигура Анпалона в спальне у барыни нашей, бесстыдницы,, волосом черен, как вороново крыло, ликом светел, аки отрок Варфоломей, а вокруг головы его - сияние ослепительное! Так люди сказывают, а люди чай врать не будут. По всем признакам - из Воинства он Небесного. Это точно вам говорю! Не иначе, у Архангела Михаила в подчинении, не меньше. А то, и самой Богородице за обедом прислуживает.  А господ сказывал убивать, нехристи они поганые, по-русски, и то, не говорят, кровососы проклятущие, гниды окаянные. Да оно и так понятно, что звери они бездушные. Об чем тут думать, убивать, и дело с концом, чо ж не убивать-то?

Так и двигались они со всех сторон навстречу французам неукротимой лавой, сливаясь на пути к Старой Смоленской дороге во все более и более широкие огненные потоки. Силу набирали. Смелели. А армии-то нету! Вся ушла. Некому расправиться с восставшим мужичьем. Да и не всегда уже численный перевес за встречными гарнизонами. А ружья их супротив такой гурьбы народу - тьфу! Да и служат-то в них рекруты, те же мужики, горше судьбы которых и нету. Да и старики они уже, всех молодых-то в действующую позабирали. И мужик это знает, и все больше силу свою чувствует. И уже в новое село заходит не крадучись, а во главе войска, как Емелька Пугачев. И господ местных уже не просто убивает на незатейливый душегубский манер, а судит их и казнит прилюдно за злодеяния их бесконечные. И уже не уговаривает с ним бежать, а приказывает. Именем святого красавца Буанапартия Избавителя. От его, значит, имени кузнец Трифон теперь выступает. Почитай, самой Богородицей верховодить поставлен. У него и грамота хранцузовская имеется, да не про всякого честь в нее заглядывать. А со всякими сомневающимися в народном деле Трифон особенно строг. Как с вредителями, как с врагами народа, как с господскими прихвостнями.

Так и подтянулись они все к Старой-то Смоленке, каждый на своем участке пути. Так и вливались они в общий поток уходящих из проклятой России. Мужик безграмотен и потому запаслив. Не знает он, сколь дён пути до той Хранции, где Правда есть. И где Смоленка, тоже очень смутно представляет. А только слышал он, что широко раскинулась Кривда-Неправда по Земле, и потому Россия - шибко большая. А потому телеги грузить - по максимуму. Жратвы побольше, сколь лошадь увезет, чай по холодам не шибко испортится. Да теплую одежу брать всю, что есть. Кто его знает, что там, в Хранции, за погоды такие. Оттуда ведь еще никто не возвращался. Хорошо там, это ясно, хуже нашего быть нигде не может, но вдруг как холода, лютее нашей стужи? Оно, и холода - ничего, лишь бы тулупов на всех хватило. Все ж с семейством эмигрируем, а не как-нибудь. Детки вырастут, а ну как у них Правда есть, а овец нет? Никто ж из того Рая не возвращался, дураков нету.

Вот, почему французы в таком количестве не сгинули за целых два месяца ни от голода, ни от холода. Поддержка им пришла, откуда не ждали. Есть Бог на свете! И одежды теплой прислал, и жратвы на полгода. Да еще и силу дополнительную! Которая все мосты за собой сожгла. В прямом смысле слова. Можно теперь Кутузова воинства не бояться, знает оно, что такое сытый французский солдат, которому русская баба будет ружье заряжать, а русский мужик будет под любыми пулями его к сроку доставлять. И сам пехотой работать будет - в лесу от ружья проку мало, от пушки вовсе нету, а от рогатины в очумелых ручках очень даже много! Так и сговорились - идем вместе до самой той счастливой и вольной Хранции. Мы вам - харч, тулупы, да помочь, если чо. Вы нам - защиту воинскую и слово за нас, как до Хранции вашей доберемся. И еще вы нам - рассказы про Хранцию, как там, да что, да как к лютому барину не попасть. Ну, и мы вам - про наши ужасы. Как вас только угораздило-то? Ну, вестимо, Пресвятая Заступница вас прислала, горемычных. Нам, значить, на выручку, тут уж сомненьев нету. Байки веселые тоже могем. А то, глядеть на вас страшно. 9-я рота какая-то, всеми при отступлении забытая.

Вот, как поручить Старикову и его подельникам из ФСБ обобщать материалы по Двенадцатому году? Это ж они как подсчитают, сколько народу подкупили во всех губерниях англичане клятые, вечные главные виновники всех наших бед, так и проступит сквозь пожелтевшие тайные опросные листы и секретнейшие доклады государю весь масштаб "измены",, вся единодушная тогдашняя российская смердяковщина: "А вот и хорошо бы было, кабы нас французы эти тогда покорили. Совсем даже другие порядки бы начались".

Никто и никогда не сокрушит Россию извне - не нужна она никому. Не станет никто надрываться ради покорения самых плохих земель мира. Всю свою погибель Россия носит всегда с собой. Нет у России побед во внешних агрессивных войнах (а где взять другие?), или хотя бы их видимости, готовьтесь к очередному крушению этой Великой Бессмыслицы. Ей не дано преуспевать в мирной жизни. Не умеет она и не хочет. А жить она хочет, тварь! И убивать за это готова, сколь угодно. Сколь Повелителю и Хозяину ее метафизическому понадобится. Только, вот, Россия - это кто?

Posts from This Journal by “история” Tag

promo escapistus march 30, 2013 21:47 129
Buy for 10 tokens
Однажды академик Петр Капица принимал у студентов физфака МГУ сложный экзамен. Войдя в аудиторию, он объявил, что на этот раз билеты тащить не будем, а будем все отвечать на один единственный вопрос. Можно пользоваться справочниками, учебниками, чем угодно, искать ответ всем курсом, даже…


В Расее разразилась гражданская война.


С французами-как с немцами и итальянцами во время Второй Мировой-ушло гигантское колиочество иванов.


А во Франции дезертировали 40 000 солдат царской армии.